«Баба Шанель» тюменского извода

Спектакль начинается с уморительного концерта. Взрывы хохота показывают, как зрители постепенно изучают всех персонажей на сцене и открывают для себя новые и новые поводы для смеха. Чудаковатые женщины в советских народных костюмах и кокошниках выводят нелепую патетичную песню, каждая в своей манере — кто подмигивает, кто закатывает глаза, изящно поводя руками. Молодой брюнет в алой косоворотке и белом парике а ля Лель самоотверженно и артистично переводит песню на язык жестов. Это юбилейный концерт ансамбля «Наитие» при Доме культуры общества инвалидов…«Главное, что Коляда тут — не Коляда», – говорят зрители нового спектакля тюменского театра «Ангажемент». «Бабу Шанель» ждали не без трепета — спектакли по пьесе Николая Коляды идут в Екатеринбурге, Лодзи, Варшаве, Твери, Москве, часть из них поставил сам автор. У «солнца русской драматургии» яркий, узнаваемый режиссёрский стиль, под его влияние легко попасть, сложнее соответствовать уровню, который задаёт Николай Владимирович.

Молодой режиссёр, руководитель московской труппы «Рупор» Семен Филиппов не стал смотреть другие спектакли, чтобы сохранить собственные впечатления от пьесы. И пусть в сценографии сложно уйти от повторений – атрибутов советского Дома культуры, праздничного стола в центре и кокошников, по мнению режиссёра, художнику Елене Волковой удалось создать точное сценографическое решение: лёгкое, открытое, нарочито наивное.

Девки-бабы

Поскольку «Ангажемент» – молодёжный театр, главный трюк в том, что исполнительницы главных ролей в два-три раза младше своих героинь. Главные героини — пенсионерки из кружка самодеятельности. Поработать над изменением возраста пришлось не только постижёрам и гримёрам, но и самим актрисам, искавшим образы для подражания.

Екатерина Душина (Тамара Ивановна) постаралась скопировать свою бабушку, которую зовут также, как героиню. Бабушка Тамара Ивановна Новосёлова, по словам актрисы, – педагог, лидер, активистка, такой её и постаралась представить Екатерина.

Надежда Емельянова (Ираида Семёновна) вспоминала манеры и походку своей мамы, придавая им гипертрофированные, гротескные черты. Надо заметить, сотрудничество с Семеном Филипповым пошло Надежде на пользу, её привычное амплуа резкой пацанки и разбойницы, кочующее из спектакля в спектакль, в «Бабе Шанель» проблёскивает лишь иногда, местами даже удачно вписываясь в роль. Актрисе удалось воссоздать живого и симпатичного персонажа.

Екатерине Захаровой досталась экзальтированная любительница поэзии, советская интеллигентка Сара Абрамовна. Героиня нарочито картавит, манерничает, но погружаясь в действие, зритель привыкает к этой нарочитости и может разглядеть вполне реалистичную старушку, любительницу драматических эффектов, эгоцентричную, но по-своему обаятельную особу. Режиссер дал Захаровой видеозаписи Валентины Караваевой — талантливой советской актрисы с трагической судьбой, которая так и не сыграла своих главных ролей. В некоторых же моментах, когда Сара Абрамовна отбрасывает маску богемной жеманницы, она становится похожа на дедушку актрисы, Ивана Моисеевича.

Татьяна Пшеничникова (Нина Андреевна) ориентировалась на некий собирательный образ. Её мягкая, добродушная, мечтательная старушка умеет в нужный момент проявить мудрость и решительность. Забавно представить ее в роли таксиста-«бомбилы», но именно такой, слегка отрешённой от привычных стереотипов особой и могла бы быть Нина Андреевна из пьесы.

Безусловно, наиболее реалистичный персонаж получился у Людмилы Петрушевой. Капиталина Петровна — самая почтенная старушка в хоре. Возможно, дело в том, что Людмила Петрушева старше и опытнее коллег по спектаклю, и многие характеристики возраста для нее органичнее и понятней. Или в том, что актриса по-настоящему вжилась в роль, как бы то ни было, Капиталина Петровна — достоверна в мельчайших жестах, модуляциях голоса.

Ни одна актриса не похожа на старуху 70–90 лет, но у зрителя «Ангажемента» есть возможность увидеть магию театра в действии. В начале спектакля публика видит молодых актрис, играющих старух, к концу представления перед зрителями совершенно настоящие старухи — немножко девочки, немножко карги, в сущности же — ангелы с чистыми сердцами, которым, несмотря на сварливость, нужно человеческое тепло, общение и любовь.

Противостояние Пока в ансамбле «Наитие» дела идут хорошо, старушки склочничают и вредничают. Стоит появиться внешней опасности, открываются их лучшие черты, оказывается, что при всех недостатках, тётки они незлые и сердечные. Однако принять в свой круг молоденькую, 55-летнюю выскочку не готовы, тем более, если она окажется супер-звездой на первом плане, а им останется бэк-вокал. Героиня Альбины Захаренко — та самая баба Шанель — выведена предельно гротескно. Привыкнув к вполне реалистичной и душевной комедии, ты вжимаешь голову в плечи, не желая видеть и слышать вульгарную и агрессивную тётку, которую руководитель ансамбля берёт, прельстившись сексапилом и мифическими связями Розы Николаевны. Как поясняет художник Елена Волкова, резкий контраст между главными героинями и бабой Шанель — это, по сути, метафора. Если старушки тут — живые люди, то Роза Николаевна воплощает явление, может, даже эпоху, тотальную смену ценностей, для которой заслуги пенсионерок — малозначительный фон.

Руководитель ансамбля, Сергей (Дмитрий Анисимов) по-своему любит ансамбль «Наитие», любит его как свое детище, любит волей-неволей этих чокнутых старушек, потому что они — его единомышленницы. Даже когда баба Шанель уже маячит на его горизонте, он не может оторваться от коллектива, каждый раз, желая отделаться от них дежурным тостом, он увлекается и воспевает их, себя, их и себя, себя в искусстве и искусство в себе… Но человек слаб. И Сергей поверил, что его будущее — не в тихом ансамбле ДК общества инвалидов, в котором одинокие женщины находят отдушину и человеческое тепло, а в бойком эстрадном шоу.

Некоторым зрителям премьерного спектакля показалось, что финал печален — старушки, не желая потерять друг друга, идут на поклон к Сергею и бабе Шанель, соглашаются на «ребрендинг», на бэк-вокал. Но режиссёр не соглашается назвать это поражением ансамбля «Наитие». Главное здесь не то, что героини соглашаются на второстепенную роль, а в том, что они осознают настоящую ценность своего ансамбля. Им не так важна слава, костюмы и сольные партии, как возможность стоять рядом с подругами, держась за локотки, чувствовать, что они не одни, чувствовать единение и любовь. Оставаясь фоном для эстрадных бесчинств «лидеров группы», они вдруг выходят для зрителя на первый план, и оказывается, что смирившись, они победили, получили то, что им было так важно.

Абсолютное присутствие

Музыкальный план спектакля выстроен тщательно и с любовью. Для художественного руководителя «Ангажемента» Леонида Окунева было важно сделать спектакль музыкальным, не случайно он пригласил именно Семена Филиппова, не приемлющего фотограммы в своих спектаклях. Большая доля подготовки актёров пришлась на уроки пения и освоение народных музыкальных инструментов. В пьесу даже ввели дополнительного персонажа — баяниста в исполнении Рината Гарифуллина, который без единой реплики умудряется стать не просто аккомпаниатором, но характерным героем второго плана.

«В живой музыке есть элемент тотального театра. Всё, что происходит на сцене — актерская игра, музыка — происходит в данную минуту, создаётся на глазах у зрителя. Музыка может быть сыграна здесь и сейчас, и только тогда ее зритель и слышит. А в записи ее слышишь, как что-то бывшее, давно минувшее, ненужное культурное наслоение. А если музыка живая, создается ощущение абсолютного присутствия, присутствия духа. Музыка — самое большое вспомогательное средство в театре. И очень хорошо, что актёры не опустили рук, несмотря на сомнения и переживания, и при помощи консультанта по вокалу Анны Лаптевой приобрели прекрасный огромный опыт. Тут они понимают синтетическую природу театра. Когда они начинают петь, то по-другому начинают воспринимать события на сцене. Очень важно, когда есть живая музыка, они начинают понимать темпо-ритмическую структуру события. И если они железно в нее входят, очень сложно потом спектакль расшатать», – говорит режиссёр.

Леонид Окунев с присущим худруку патриотизмом называет спектакль «Ангажемента» лучшей инсценировкой по пьесе «Баба Шанель». Как скептичный и вредный зритель, могу сказать, что спектакль состоялся и если он не лучший среди всех, это не умаляет его достоинств.

21.03.2013, "Вслух.ru"

Поделиться
Поделиться