Загоруйко Виктор Сергеевич

Когда человека нет, а к нему приходят
в гости – это говорит о том, что миром
правит отзывчивость…
Вечером 29 октября театр «Ангажемент»
Принимал родных и друзей Виктора Сергеевича
Загоруйко – дон Кихота тюменского, который
В свою очередь умел отзываться на вечное
И доброе.

С пистолетом у виска.

«Сергеич», – вспоминает друзья, - был большим оригиналом».Не случайно в 1996 году он получил титул рыцаря… непечального образа.
Это почетное звание - Дон Кихота тюменского – учредила городская газета «Тюменский Курьер» для меценатов, сподвижников культуры за бескорыстное, отважное служение людям. И действительно Виктор Сергеевич был отважный. Десять лет назад , когда в стране
строились финансовые пирамиды ( при том, что зарплаты бюджетникам на выплачивались месяцами), он создал частный театр. И
«кормил» его, не будучи директором: в кресло руководителя он пересел в 1996 –году за год до ухода из жизни.
Он даже ушел … под аплодисменты, которые звучали в адрес актеров, игравших на сцене «Ангажемента» в один из холодных октябрьских вечеров.

- Он знал, что умирает, - рассказывает Леонид Окунев, художественный руководитель « Ангажемента». – И это требовало от него потрясающего мужества. Помню, как-то собрал городских начальников и полунамеками дал понять, что театр остается городу. Скрутило его за семь-восемь месяцев. 24 октября принял спектакль, сел в машину ( а мы с ребятами стояли на крыльце), поднял руку и сказал: “ Ну, все…” . И уехал. В 1997 –м Сергеичу исполнилось 53… Самый взлет, самый расцвет идей, творческих планов, прожектов, за которыми многие союзники рождающегося дела готовы были идти, преодолевая трудности.

Легкий был человек , не пасмурный. С улыбкой на лице…
- Как-то Витя пришел на репетицию с пистолетом, - вспоминает заслуженный актер Грузии Владимир Обрезков, - ну, нужен нам был пистолет! Я сказал : В нас должны стрелять». « По - настоящему? – отшутился Сергеич. « Нет, оставьте ваши разборки себе», - ответил я…. И вдруг Витя несет пистолет, и прямо на репетицию! Я очень жестко его осадил, попросил дождаться. Он еле досидел до конца, а после пожаловался: « Ну, что ж ты так, ведь не каждый день в театр приходят с пистолетом!» . Я сказал : « Витя, это твоя директорская радость. Ты достал пистолет. Но процесс репетиции не должен останавливаться». «Понял, - ответил он.- Буду учитывать».Хороший такой, понимающий был человек.


От смешного до великого.

Виктор Сергеевич был человеком одаренным … Закончил бывший пединститут- нынешний госуниверситет в Тюмени. Работал в школе историком, трудовиком… Со слов очевидцев понятно, что дети в его уроки влюблялись. К программе он подходил нетрадиционно. С выдумкой и интересом. К примеру, в 40- й школе платил деньги детям.Вы только представьте: школьники делали стульчики для детских садов и получали за это рубли, а не двойки. И, соответственно ходили на такие уроки с удовольствием.
Был период, когда Загоруйко работал не то «художником по костюмам», не то «начальником декорационного цеха» ( мнения расходятся) в Тюменском театре драмы и комедии. А в конце 80-х ушел в бизнес: все ему было интересно, все влекло… В 1989 –м организовал кооператив – «Хозрасчетный участок». Причем по весьма странной Схеме. Все кто работал в этой организации, являлись ее учредителями. Нетрудно подсчитать: 22 человека там числилось – значит, 22 учредителя и было. А как спросите Вы называлась фирма?
В то время вообще модно было придумывать названия позаковыристее. Сергеич придумал: «ХРУ» ( сокращенно – хозрасчетный участок) и через тире « ИНТЕРНЕЙШНЛ».
О первых пробах пера в бизнесе рассказывает его зять Слава ( пожелавший остаться неизвестным): - Приехал один аферист из Молдавии. С буклетами, плакатами в духе журнальных публикаий « За рулем» о зарубежном автомобильном рынке. Предложил:
« Вы отправляете лес в Молдавию, а мы вам оттуда машины шлем». И вот первые семь вагонов отправили, а оттуда большой-пребольшой…
Однако Сергеич не был бы Сергеичем, если бы на этом сник. Подумав, он взял в аренду деревообрабатывающий цех в системе «Автодора» в деревне Паренкино. Там делались двери и окна – и в общем бурлила жизнь. В другой деревушке, Красном Яре, большой рукодельник Сергеич оформил детский сад – с положенными теремками, Бабой Ягой и прочими деревянными скульптурами. А после… снова поменялось! Поднялся «Железный занавес». Выезд через границы стал свободным. И началась другая эпоха!

- Самое интересное, что когда зарождался «Ангажемент», - вспоминает Слава, - нам удалось наладить связи с Арабскими Эмиратами. Мы возили аппаратуру и чайники – все, что шло на ура. Потом появились прямые рейсы в Турцию, Италию. Пришли собственные деньги, независимость и… пришел Леня с идеей создания театра. Видите ли в «государственное дело» идти он не хотел. И Виктор Сергеевич тогда его в этом здорово поддержал.

- Вот здесь-то требуется переход в отдельную главу.


Юность «Ангажемента»

У истоков «Ангажемента» стояли многие - Виктор Строгальщиков, Лариса Гордиенко здорово помогали… В первых спектаклях играли Владимир Обрезков, Виктор Лелеп, Борис Горнштейн, Сергей Грязнов… А первый спектакль «Потейная шутеха» показывался со сцены Тюменского драматического, так что поддержка директора «большого театра» Владимира Коревицкого тоже пришлась весьма кстати, да и сам Загоруйко к тому времени стоял на ногах уверенно. Хотя ни от кого не скрывал, что создаёт театр «под Лёню». Любил его за талант, критиковал за характер и… доверял ему. Сам же потом подталкивал: «Вперёд и с песней» - если дело давало сбои.
Жаль только: до нынешних творческих успехов не дожил, не разделил радости друзей.
В этом году солисты «Ангажемента» Леонид Окунев и Алексей Шлямин каким-то немыслимым образом отхватили по премии «За лучшие мужские роли» в российском кинематографе на сочинском «Кинотавре».
Образ «детского, молодёжного» театра формировался годами. Сначала актёры скитались по разным городским площадкам, играли на заводах. Потом обживали здание бывшего кинотеатра «Юность» по адресу: ул. Олимпийская, 8а (на стыке 1-го и 2-го микрорайонов). Живут там до сих пор.
То время – на пике 90-х – вообще было проблемным… Здание принадлежало киносети – и на нём висел огромный долг по коммунальным платежам, электричеству. В кино, естественно, никто уже не ходил. «Начинка» разрушалась. Чудом выживший детско-юношеский клуб «Алиса» ютился в двух-трёх комнатках в обнимку с электрообогревателем. Тогда-то Сергеич и пришёл к начальнику киносети. Договорился с ним об аренде. Любому другому этот жест показался бы авантюрным, но только не Сергеичу. «Беру, - сказал он смело, - невзирая ни на какие долги, завалы». А директору клуба «Алиса» объявил: «Будем жить дружно, будем жить весело»..
Лёня вспоминает: когда становилось совсем худо, когда Загоруйко уже болел - он, худрук театра, брался за перо и писал письма на имя Натальи Шевчик: «Готов сдаться при наличии второго учредителя». Но Виктор Сергеевич приходил, рвал эти письма в клочья и опять – «вперёд и с песней»
- Он никогда не стонал, - восхищается другом Лёня, - даже в болезни… Помню, как-то сорвался на меня, закричал: «Ну что ты всё ноешь?! Ты хозяин театра! Я ухожу. Я умираю. Это остаётся тебе» А у меня волосы дыбом!
Многое изменилось с тех пор. Театр стал муниципальным: с начала 2001 года он перешёл на стабильное (хотя и скромное) финансирование. Мало-помалу автобусной остановке в спальном районе «присвоили» театральное имя. А вот со зданием вопрос завис: его продолжают делить две равноправных детских организации, а это, как ни крути, не очень удобно для них обоих.
«Ангажемент» в городе знают. Как говорится зарекомендовал себя. Однако живёт по-прежнему на безграничной любви отдельных персонажей.


Долги возвращают только трусы

Так говорил Загоруйко. В шутку, не всерьёз… Однако долги возвращал. И за других тоже. Каким он был человеком? Да обыкновенным! «Иногда хорошим, иногда слегка циничным, - вспоминают друзья. – Но, главное, лёгким».
- Авантюрист?
- Да, да, - соглашаются, - флибустьер…
Вдвойне обидно, когда на имени Загоруйко пытаются спекулировать. Живому человеку начинают придумывать «геройскую» биографию. А он просто жил – по совести, в соответствии с кодексом порядочности. Можно понять, после его ухода у многих руки опустились: театр осиротел. В то время развивались не «по сценарию», стихийно.
Пришёл Слава (зять Загоруйко) и сказал труппе: «Беру директорство на себя – доверьтесь». К тому времени театр накопил огромный долг по зарплате, по коммунальным платежам. Но… к Новому году половину задолженности погасили. Актёры великолепно спланировали новогодние праздники, были отыграны благотворительные спектакли в детских домах (тоже традиция, привитая Сергеичем), а новой дирекции удалось поменять оборудование в радиоцехе… Вот здесь я, пожалуй, нарушу «обет молчания». Скажу: спасибо тебе, Слава Акишев, за отзывчивость…
А он тем временем вспоминает:
- Что характерно, и после Сергеича в театре легко работалось. Он увлекал, очаровывал, и рядом с ним почему-то гнусных людей было мало… Зато были люди самоотверженные, которые шли за театром, как за Чапаевым. Сергеич говорил – и всё начинали работать засучив рукава. Не требуя даже сверхурочных.
Время и обстоятельства (как принято думать) коверкают людей. Театр давно изменился, от прежней дружеской атмосферы мало что осталось. Некоторые даже считают «Ангажемент» в сегодняшнем его состоянии слегка беззубым, инертным и «не таким амбициозным, как при Сергеиче». Многие сильные мира благоволят ему – однако суммарных результатов нет. А жаль, ведь есть же учебный план, образовательные доктрины, государственная молодёжная политика, наконец… В своё время Михаил Поляков (известный российский режиссер, лауреат Государственной премии: сам родом из Златоуста, живёт в Израиле) пытался переложить школьную программу на сценический язык. В Тюмени Поляков поставил»Евгения Онегина» и некоторые другие спектакли «по классике»… Согласитесь, как было бы взглянуть на будущее «Ангажемента» с позицией образования и воспитания детей! Все понимают, что детский театр должен быть безупречным во всех смыслах! Красивой душе – достойно обрамление… Пора разработать проект благоустройства прилегающих территорий района, который в народе называют спальным. Умные люди давно бы построили у крыльца фонтан, дорожки расчистили бы для променада в театральном духе.
Да и само здание нуждается в реконструкции! Кто бы с этим спорил… Однако не решены проблемы Тюменского государственного театра и комедии – он нуждается в скорой помощи, и наша власть изыскивает резервы для него. Но как бы не получилось так, что, пока мы разгребаем «взрослые» дела, проблемы детского театра перестанут существовать в связи с его кончиной.
Виктор Загоруйко создавал театр в одиночестве. А нас много… Но мы на поверку оказываемся слабее тех, кто умел любить по-рыцарски бескорыстно, по-человечески теплою.